Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Стиль жизни

Альфред Кох. Как поймать марлина?

Альфред Кох. Как поймать марлина?

Тэги:

Напомним читателям, что на боевом счету нашего автора и ведущего рубрики Альфреда Коха есть вся большая рыбья океаническая пятерка. Ну, а марлин, о ловле которого ниже, звезда первой величины даже в этой блестящей компании.

 

В 2003 году, перед Рождеством, мне вдруг пришла в голову идея погреться на солнышке. Сказано - сделано. В спешном порядке был найден отель на Карибских островах. Как говорили в годы застоя, "горящая путевка". Эти отелем оказался "Хайят", а местом - Пуэрто-Рико.

Пуэрто-Рико - это остров (и одноименная страна), находящийся в цепи Антильских (Карибских) островов. Если считать слева направо, то он третий, после Кубы и острова Гаити.

"Хайят" довольно забавно устроен. Располагается он на атлантической, а не карибской стороне острова и, следовательно, волны там метра под полтора - два высотой. Поэтому длинный и красивый песчаный пляж отгорожен от океана прерывистым волноломом, сложенным из здоровенных камней. В образовавшемся промежутке между пляжем и волноломом вода прогревалась до тридцати градусов, там плавали разноцветные рыбки, и я испытывал огромное удовольствие, плавая на мелководье с маской и трубкой.

Позади пляжа стояли в ряд небольшие бунгало на четыре номера каждый, а в центре находились плавательный бассейн, ресторан и спортзал. Этого уже было бы достаточно, чтобы воображение нарисовало читателю некое подобие рая, но я добавляю сюда еще разбросанные в беспорядке высокие и стройные тропические пальмы, небольшие озерца, поля для гольфа, теннисные корты, островками оставленные там и сям куски настоящих джунглей. Утренние пробежки по всему этому великолепию с шикарными видами на океан и легким бризом были незабываемы…

Пуэрто-Рико. По-испански означает - "богатый порт". Сан-Хуан, столица страны, действительно выглядит богатым, процветающим городом. В центре, на скалистом берегу, находится древняя испанская крепость - самая старая постройка европейцев в Новом Свете. Начало 16 века это уже кое-что, это даже по нашим понятиям серьезно. Как ни крути, а времена Бориса Годунова это все-таки не штатовские мульки, типа "самой старой бензоколонки в мире". От этой крепости и "есть пошла" развиваться столица и страна, стремясь оправдать свое название "богатой".

ловля марлина

Колумб появился здесь в 1493 году, т.е. через год после открытия Америки. Испанские колонизаторы завезли сюда негров для работы на плантациях сахарного тростника, а индейцев где истребили, а где ассимилировали. То есть все как обычно. Как это делалось на всех других островах и материках Нового Света. Однако с Пуэрто-Рико имеется одна закавыка, которая с первого взгляда и не заметна.

Приведу простой пример. Валовой национальный продукт на душу населения в США составляет 37 тысяч долларов. В России - около 8 тысяч.

- Отгадайте, сколько в Пуэрто-Рико?

- Пять?

- Неверно!

- Восемь, как в России?

- Нет!

- Что, больше? Ну, хорошо, десять?

- Мимо! Сдаетесь? Ну ладно, так уж и быть, скажу вам правильный ответ: 20 тысяч долларов на душу населения.

Не знаю, как у вас, а у меня эта цифра вызвала недоумение. Как же так! У нас нефть, газ, металлы всей таблицы Менделеева, лес, земля и т.д. и т.п. - и всего восемь тысяч на одну православную христианскую душу, а тут ни фига, кроме моря и пальм, и целых 20 тыщ! Ну, посудите сами - кругом нормальные латиноамериканские страны, со своими пятью - десятью тысячами: Ямайка, Доминикана, Барбадос, Мексика, Коста-Рика. Есть радующая нас своей одной тысячью Куба. Есть и клинический случай - Гаити. Там и двухсот долларов на человека не наберется. А тут на тебе: 20 тысяч зеленых! Это куда такое годится? Это что за безобразие?

Интересно, что последовательно были опровергнуты все мои предположения о природе этого экономического феномена. Сначала я, естественно, продумал, что невероятным развитием инфраструктуры туризма страна обязана своему процветанию. Ан нет. Пуэрто-Рико не входит в число популярных курортов мира и доля доходов от туризма в ВВП довольно скромная: всего 15%. Ну, тогда, может быть, сельское хозяйство, предположил я. Плодороднейшая земля, типа, палку воткни и та вырастет… Нет. Доля сельского хозяйства - не более 20%.

Правда была одновременно и неожиданная и банальная. Оказалось, что основу пуэрто-риканского ВВП составляет промышленность. И не какая-нибудь там легкая, вроде пошива тряпочных кроссовок или изготовления пластмассовых игрушек, а настоящий хай-тек: химическая и фармацевтическая промышленность, а также производство медицинского оборудования.

А все дело в том, что в Пуэрто-Рико не было т.н. "национально-освободительного движения". Не было ни своего Симона Боливара, ни какого-нибудь Панчо Вильи, ни даже Че Гевары и Фиделя Кастро. После американо-испанской войны, которая была больше ста лет назад, перешел остров от испанцев к США. Шел, шел, да не дошел. Так и застрял на половине. И не штат, и не независимое государство. А так: "свободно присоединившееся к США государство".

Что это означает на практике? Вроде на острове юрисдикция США, американская армия охраняет его от врагов, все федеральные страховки и гарантии присутствуют, а федеральных налогов - нет! Только местные. По-моему, неплохо. Жить как в Штатах, а налоги иметь почти в два раза ниже. Вот и потянулись сюда американские компании, и случился инвестиционный бум, и зажили люди лучше всех в Центральной Америке.

Пуэрто-риканские патриоты дважды инициировали референдум о независимости острова. Уж больно унизительным было для них такое положение вещей. Вопрос ставился ребром: либо превратиться в обычный американский штат, либо в независимое государство. Но бестолковый и негордый народ всякий раз голосовал за то, чтобы все оставалось как есть: "свободно присоединившееся государство" и все тут. Что это за зверь такой? Поди знай…. Зато удобно и прибыльно.

ловля марлина

Находясь среди такого непатриотичного народа, который не платит налогов и не служит в армии, логично предаться каким-нибудь невинным увлечениям. Например, рыбалке. Делается это очень просто. Звонишь в гостиничный ресепшн и говоришь:

- Хочу на рыбалку.

- Какую рыбалку вы предпочитаете? Речную или морскую?

- Океаническую!

- На донку или на дорожку желаете рыбачить?

- На дорожку. Хотим марлина поймать.

- Ну, это вам, ребята, надо летом приезжать. Зимой на Карибах рыбалки нет.

- А мы хотим. Вам-то что за дело? Ваше дело все организовать, а уж там видно будет.

В назначенное время, рано утром, часов в шесть, приезжаем в рыбный порт Сан-Хуана. Скучные рыбаки сидят пригорюнившись в своих катерах. Арендованный нами катер такой же, как все; может, немного поновее. Капитан ходит радостный, что-то бормочет своему чернокожему помощнику. Радость у него такая: рыбаки в конце декабря – случай редкий. Наверное, капитан думает: «Чудаки (на букву «м») эти гринго… Кто ж зимой рыбачит? Да еще марлина хотят поймать. Хемингуэя, наверное, начитались. Вот и бесятся с жиру. Ну, да ладно. Мне-то что? Они платят деньги, а я их отвезу на рыбалку. Вон, у других вообще никакой работы нет».

Садимся в катер, выходим в океан. Материковый шельф кончается миль через десять - пятнадцать. Вот там и начинается глубоководная рыбалка – тунцы, марлины, рыбы-меч, махи-махи. В отличии от прибрежной рыбалки на донку, «deepseafishing» - осуществляется, говоря по-русски, ловлей на дорожку, т.е. сразу несколько больших спиннингов забрасываются на длину метров пятьдесят – семьдесят и катер на малой скорости бороздит рыбное место, которое указал эхолот.

Спиннинги большие, леска очень крепкая и толстая, крючок – величиной с пачку сигарет. Как правило, одновременно используются и блесна (разноцветная, либо в виде кальмара, либо в виде глазастой, переливающейся рыбки), и наживка из мелкой, чуть протухшей рыбешки.

Сразу закидываются шесть – восемь спиннингов. Крайние – на специально выкидывающихся мачтах, которые в нерабочем положении подняты вверх и создают впечатление огромных антенн. Этими поднятыми мачтами и отличаются рыбацкие катера от небольших, праздношатающихся, прогулочных яхт.

 Катер - двенадцать, максимум шестнадцать метров длиной. В нем есть кубрик с кухней, туалет и каюта-спальня, в которой при желании может уместиться человека два – три. А больше и не надо: если придется идти ночью, то кто-то ведь должен стоять на вахте, значит, ему спального места не нужно. Обычный такой катер, которых десятки тысяч по всему океану.

Переваливаясь с одной огромной волны на другую, мы проходим положенные пятнадцать миль больше чем за час. Оставим в стороне описание красоты океанского восхода. Это зрелище, достойное богов. Но наша цель – другая, поэтому, сидя на палубе и потягивая пиво, мы делаем безразличное лицо, не оглядываемся по сторонам и обсуждаем только наши шансы на хороший улов. Капитан, естественно, нас подбадривает. Ну знаете, как это обычно: а вот вчера, тут я слышал - поймали, а позавчера, я видел, волокли, а мне друг рассказал, что там, недалеко, в соседнем городке местные рыбаки зацепили… За этими разговорами мы потихоньку доходим до большой воды и забрасываем спиннинги. Начинается самое главное в рыбалке – ожидание.

Это ожидание проходит как минимум две стадии. Первая – ты ждешь, когда клюнет. Почему-то кажется, что клюнуть должно прямо сразу, как ты забросишь снасти. Все несколько первых минут ты неотрывно следишь за концами спиннингов: они должны сладострастно изогнуться, как только рыба возьмет крючок. После должен раздаться характерный визг катушки. Тогда нужно хватать спиннинг, садиться в привинченное в центре палубы кресло, засовывать спиннинг в трубку, укрепленную почти у самых ступней, и потихоньку подматывать леску, пока катер сдает назад. Но этого все не происходит и не происходит.

В таком ожидании клева проходит минут двадцать. Постепенно наступает следующая стадия: разочарование. В голове крутится мысль о том, что нефига было переться на эту гребаную рыбалку. Лучше бы спал сейчас как белый человек. Ведь предупреждали – зимой рыбы не бывает. Так нет, как всегда думаешь, что ты самый умный! Ну вот и сиди теперь в океане как дурак. Наверно, и капитан с помощником за твоей спиной крутят пальцем у виска и хихикают. Пойду-ка я в кубрик, лягу на диванчик и выпью пивка. Все равно рыбалка пропала…

ловля марлина

Лежишь себе на диване, в руке банка «Хейнекена», в открытую дверь видны спиннинги и уходящая за кормой кильватерная струя. Мерное покачивание катера и рокот мощного мотора действуют усыпляюще. Наступает полудрема. Глаза слипаются.

Но вдруг - крик помощника капитана и сразу - суета! Стоп, машина! Полный назад! Я вскакиваю, хватаю бьющийся в руках спиннинг, он изворачивается и норовит выскочить из рук. Плюхаюсь в кресло, пристегиваюсь сам, пристегиваю спиннинг и пробую остановить разматывающуюся леску: куда там! Катушка крутится все быстрее и быстрее. Почти вся леска с катушки постепенно уходит в воду. Там, где-то в глубине, неизвестное пока большое животное борется сейчас со мной и никто не может мне помочь. Только сила и выносливость моих рук и спины – вот единственные мои союзники в этой схватке. Ну, разве еще капитан может помочь мне правильным маневрированием катера.

Размотав почти километр лески, рыба поутихла. Начинаю понемногу скручивать леску. Тяжело. Очень тяжело. Рыба бьется. Дикая силища. Тут главное не переборщить, а то леска может порваться. Рыба уходит на глубину, под катер. Нужно не дать ей запутать леску о винт. Отстегиваюсь, бегаю вдоль бортов. Опять пошла наверх. Нужно снова в кресло. И все это время крутишь, крутишь катушку. Спиннинг всем телом поднимаешь вверх, потом резко опускаешь и, пока слабина, скручиваешь.

Вверх, вверх, леска, натянутая как струна, поднимается над водой все больше и больше. Раз, и вдалеке, метрах в пятистах, из воды выпрыгивает чудо: марлин! Характерный перепончатый спинной плавник, длинный острый нос, хвост полумесяцем. Огромный, килограмм на семьдесят. Красиво застыл в верхней точке прыжка прямо напротив солнца. Сомнений нет – марлин. И рухнул с брызгами обратно в воду. Капитан, вытаращив глаза, закричал: «Марлин!» Его помощник тоже. А-а-а! Маловеры! Ну и где ваша ирония? Забегали? То-то же и оно-то же! Адреналин перехлестывает. Опять сдаем назад и выбираем леску. Уже триста метров. Уже двести. Опять уходит в глубину.

Руки, плечи, спина, ноги – все затекло, ноет. Пот льется на глаза. А марлин дает последний бой. Рвет, дергает, то выпрыгивает, то опять уходит на глубину. Тут самое главное держать спиннинг под углом к леске, чтобы удилище смягчало удары рыбы. Если угла не будет, если удилище и леска образуют прямую, то амортизирующий эффект исчезнет и марлин в одно мгновение порвет леску.

Пятьдесят метров. Двадцать. Все, марлин у борта. Загарпуненный для надежности специальным железным крючком на длинной палке он позирует перед фотоаппаратом. Вот это трофей! От поклевки до улова прошло примерно полтора часа. А казалось – лишь миг. Я стоял потный, усталый и немного ошалевший. Случилось то, чего рыбаки ждут годами: я поймал марлина. Это венец любой рыбацкой биографии.

Тут меня ждало разочарование. По пуэрто-риканским законам рыбину нужно было отпустить. Я спросил капитана:

- Слушай, у него в челюсти дырка от крючка, и в боку рана, которую ты сделал, когда его гарпунил. Он же помрет все равно. Давай вытащим!

- Успокойся. Заживет. Это для него – ерунда. Я видел марлинов с такими рубцами от ран, что казалось, полрыбы нет. И ничего. Были живые. А вообще, парень, повезло тебе. Ведь зимой и правда рыбалки нет.

Убедиться в том, что зимой нет рыбалки, мне пришлось уже в этом году, когда на Рождество я был на Ямайке и тоже решил испытать удачу, поехав опять на марлина. Пробороздив море четыре часа, мы ни с чем вернулись на берег. Рыбы не было. Но зато я посетил родину не марлина, но Боба Марли, которому вот в феврале исполнилось бы 60 лет. И был на его могиле, в его родной деревне.

Фото из архива автора

Опубликовано в журнале «Медведь» №86, 2005


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое