Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Стиль жизни /Путешествие/приключения

Невкусная Франция. Записки галлофоба

Невкусная Франция. Записки галлофоба

Тэги:

Говорят, в долине Луары много замков. Не знаю, не видел. Знаю только, что организованные группы из России возят по этим замкам целыми стадами. А я человек не стадный. Поэтому идея была увидеть Францию нетуристическую. Точнее, «малороссийскую», то есть ту, в которой мало или почти нет туристов из России, поскольку совсем нетуристической Франции не бывает: страна маленькая и от туристов не скрыться нигде. Просто мечталось отдохнуть так и там, где отдыхают сами французы. Проникнуть, так сказать, в нутро страны. И понять, чем там пахнет.

 

— Пахнет говном! — сказала жена, садясь в машину.

Машину мы арендовали в аэропорту. А пахло в ней не потому, что я наступил в кучу собачьего дерьма, которое в изобилии валяется вокруг и которое французы, в отличие от немцев и австрийцев, за своими собаками не убирают, гордо оставляя лежать для украшения Франции, а потому, что в магазине я купил французский сыр. После распаковки он провонял всю машину, будто заморский плод дуриан, поскольку имел реальный запах живого говна.

На машине прямо из аэропорта мы двинулись в долину Луары. Но не в ту долину, куда автобусами возят наших провинциальных теток с советскими халами на головах посмотреть на бесчисленные замки бесконечных французских Луев, а в параллельный мир. В ту долину Луары, где отдыхают сами французы.

Франция — страна пошлая. В том смысле, что банальная — все про нее всё знают, а мифологии вокруг красот Парижа, изысканной национальной кухни, галльской отваги, любвеобильности и необыкновенной красоты француженок накручено сверх меры. И все они — миф. Все это — такие же легенды, как про мужика, который внезапно ожил, слез с креста и начал летать по небу, периодически показываясь старым друзьям. Итак…

Два года назад Французский институт общественного мнения провел репрезентативный опрос, по результатам которого выяснилось, что 75 % французов недовольны своей сексуальной жизнью. Оказалось, что каждая третья француженка и каждый шестой француз используют разные предлоги, чтобы отбояриться от секса с супругом. А согласно другому исследованию, в ходе коего было опрошено более 6 тысяч человек из 20 стран мира, чаще других, как это ни парадоксально, занимаются сексом вовсе не французы, а норвежцы. Они же и самые изобретательные в любовных играх, поскольку чаще других используют для коитуса разные необычные места — пляжи, машины, офисы, парки… На второе место вышли австралийцы, на третье — греки, а хваленые французы плелись где-то в конце списка, оказавшись «наиболее традиционно настроенными».

Может, потому что красота французских женщин тоже миф? Действительно, не я первый отмечаю, что француженки — женщины с изюминкой. То есть маленькие, черненькие и сморщенные. А по-простому говоря, страшненькие. Да, иногда у них попадаются неплохие стройные ноги. Помните, Пушкин тосковал, что трудно найти «в России целой три пары стройных женских ног»? Во Франции — можно. Только для использования этих ног и всего прочего по прямому назначению вам придется на голову аборигенки надевать крафтовый пакет, чтобы не стошнило.

Впрочем, я отвлекся от долины… Не знаю, почему «руссо туристо» так привлекают эти самые замки Луары. Ну что в них интересного? Я школьные и институтские годы прожил на востоке Москвы, недалеко от парка Кусково, где находится шереметевская усадьба, был в ней пару раз и потому ответственно заявляю: все дворянские гнезда схожи до безобразия. Анфилада комнат, скрипучий паркет, фарфоровые тарелки, комоды красного дерева… К чему смотреть 130-ю кровать под балдахином? Оставим это провинциалам, жадно тянущимся к культурке, и отправимся в другие места.

Франция

Деревянные ботинки троглодитов. Каждый весит больше, чем утюг

 

Стопами троглодитов

Достопримечательностей в долине Луары помимо графских кроватей просто уйма, или, как говорят в кругах столичной интеллигенции, хоть жопой ешь.

В первый же день мы поехали в грандиозный танковый музей в городе Сомюр. Коллекция там не богаче, чем в нашей Кубинке или израильском Латруне, но музей, бесспорно, достоин всяческих похвал. С той же дотошностью, с которой досужие туристы снимают фрагменты лепнины, мой сын полностью потратил на танки и танковые детали весь аккумулятор фотоаппарата. И остался весьма доволен содеянным.

Вторым немалым аттракционом в долине Луары я считаю музей старой техники под Туром. Его нужно посетить непременно, чтобы убедиться: вовсе не советская власть обеспечила деревню тракторами. Трактор — дитя прогресса, он появился давно и не в Советской России. Первые паровые, а затем и бензиновые трактора родом из Европы и Америки. Они быстро распространились по всему развитому миру. А советская власть, которая так гордилась механизацией села, плелась в хвосте — до середины ХХ века наш крестьянин пахал на лошадях и коровах. Специально для тех совколюбов, которым красная плесень проела все мозги и которым трудно принять эту истину, я прямо из музея позвонил своему отцу и спросил:

— Когда у вас в деревне появился первый трактор? А то страдатели по невинно убиенному совку так радуются появлению трактора в советской деревне, как будто нигде, кроме СССР, этого не было…

— Первый трактор «Фордзон» у нас в деревне появился в середине тридцатых, — доложил отец.

— А почему же во время войны, как ты сам рассказывал, вы, будучи мальчишками, пахали на коровах?

— Потому что лошадей мобилизовали на фронт.

— А «железный конь», который пришел на смену крестьянской лошадке в середине тридцатых?

— А трактор был всего один, да и тот не работал…

Вот так. Советская власть в своем репертуаре. Доложили о пришествии трактора на село, а дальше снова все по-старому.

К чему это я? А к тому, что в СССР натужливо гордились тем, что во всем мире воспринимали как должное. У нас писали передовицы и победные реляции о строительстве заводов и электростанций, а во всем мире просто продавали трактора и электричество. Социализм — дрянь. И жаль, что он дотянул свои тонкие щупальца до Европы, изрядно попортив европейцев вообще и французов в частности, о чем я еще скажу пару ласковых слов…

Франция

Машина да Винчи для подъема воды наверх. Работает

 

А пока вернемся к музеям и прочим аттракциям. Возле того же Сомюра рекомендую посетить подземелья, где выращивают грибы, а также деревню троглодитов. В нашем представлении троглодиты — это древние люди, жившие в пещерах. Все правильно, кроме слова «древние». Во Франции в пещерах люди жили до середины ХХ века, продалбливая по мере роста семьи дополнительные комнаты, благо в песчанике это сделать легко — он крошится руками. Троглодиты занимались сельским хозяйством, имели трактора и прочие атрибуты цивилизации, но обитали не в домах, а под землей. В одну из таких деревень, превращенную в музей со всеми деталями быта современных троглодитов, я и советую вам заехать.

Грибных ферм в окрестностях Сомюра немало и при некоторых есть рестораны, где вас накормят собственной продукцией. И напоят. Потому что вдоль дороги периодически встречаются дегустационные винные пункты: в Средней и Южной Франции вам предложат виноградное вино и коньяк, а в Северной — яблочное вино, сидр и кальвадос (яблочный коньяк).

Франция

Свинтопрульный аппарат да Винчи для полетов по воздуху. Не работает

 

Во Франции довольно много зоопарков. Есть черепаховые и крокодиловые фермы, есть обезьяньи питомники, а есть просто зоопарки. Советую посетить обезьяний питомник: там живут бонобо — редкий вид карликовых шимпанзе, их очень любят феминистки, гомосексуалисты и социалисты. Дело в том, что эти обезьяны все конфликты решают мирно, через любовь и секс. Они вообще очень сексуальны, трахаются часто и в самых разных позах, любят заниматься оральным, групповым и однополым сексом. И не стесняются демонстрировать это радующейся публике.

Кроме того, недалеко от Амбуаза находится зоопарк, где помимо прочего зверья живут весьма редкие коалы и панды. При входе во все французские зоопарки выдается программка, в которой отмечены часы кормления зверей. Особенно умилительно ест панда. Панды вообще очень любят покушать, а едят они, как известно, только бамбук (коалы — только эвкалипт, потому эти мишки и редкость). Панда садится возле какой-нибудь пологой стеночки, как в кресло — так, что задние лапы торчат кверху, передними хватает и зажимает в кулачки палки и листья бамбука и начинает попеременно откусывать от обеих порций.

Франция

Роден мог сваять «Мыслителя» не только с особи нашего вида

 

Зоопарки отнимут у вас пару дней. Еще день можно провести в Футуроскопе. Вот уж куда редко забредает русский турист! И причины ясны: во-первых, русские об этой достопримечательности не знают, во-вторых, дорого. Входной билет на троих обошелся нам без малого в 120 евро на день.

Что такое Футуроскоп? Это как бы парк будущего. Там стоят футуристического вида павильоны, в которых демонстрируются разные околонаучные 3D- и 4D-фильмы и мультфильмы. 3D — это стереокино, в котором объемные динозавры будут пытаться схватить зрителя прямо за нос. А 4D— это не просто объемное кино, но еще и с ускорениями, то есть кресло трясется и наклоняется, имитируя разгоны и торможения, а в лицо зрителя брызгает вода и дует ветер. Есть в Футуроскопе также весьма неплохое шоу фокусов и иллюзий, где на сцене вдруг из ничего появляется вертолет. И есть «Танцы роботов». Сначала я думал, что там роботы просто танцуют. Но нет! Все не так просто!

Франция

Это не орган. Это дом в парке Футуроскоп

 

Франция

 «Дом будущего» в Футуроскопе

 

Представьте себе робот-манипулятор на автозаводе — резко движущаяся в нескольких плоскостях большая «рука» на станине захватывает детали и приваривает их к кузовам. Теперь представьте эту «руку» впятеро больше с парой кресел вместо захвата. Посетителей швыряет в трех плоскостях не по-детски!

К своему стыду, вынужден признаться, что мы все-таки посетили один из замков — тот, что в Амбуазе. Но у меня есть оправдание! Неподалеку от замка, где, кстати, жил Леонардо да Винчи, разбит парк, там в натуральном виде представлены макеты изобретений гения — парашюта, танка, «вертолета», водяных нагнетателей, прообраза «катюши» и проч.

Франция

Танк, спроектированный Леонардо да Винчи

 

Глубинка

Четырех дней, проведенных в долине Луары, хватило за глаза. Утром дня пятого мы сели на автоматический мобиль, пропахший духом Франции, и отправились к океану.

Зачем?

Слушайте, ну это глупый вопрос, друзья мои! Затем, что в Бретани находится самая посещаемая после Парижа достопримечательность Франции — аббатство Сен-Мишель, а также музей Сопротивления, который захотело посмотреть мое великовозрастное чадо. Про Сопротивление ничего писать не буду, это на любителя. И о Сан-Мишеле скажу только, что достопримечательность сия весьма достойна посещения. Один раз в жизни ее нужно увидеть, как и египетские пирамиды. Но я лучше напишу о французской глубинке.

В городе Карнак, где мы ночевали, не было русских. Совсем. Однако, бродя по улицам этого приморского, точнее приокеанского, курортного города, мы ощущали некие привычные, почти родные флюиды. Чем-то удивительно знакомым веяло от этих толп небогатых провинциалов, окурков и бумажек на мостовой. От толкотни людей в майках и шлепанцах. От продающих какие-то детские круглые конфетки пыльных автоматов, которые косо стояли на сером потрескавшемся асфальте. От многочисленных ларьков, забегаловок и тесных магазинчиков с тапками, сувенирами, надувными кругами и плавками.

— Анапа! — наконец одновременно с женой воскликнули мы вдруг найденное и сразу все поставившее на места слово.

Да, это французская Анапа. Французы побогаче едут на Лазурный берег, где гарантированная теплая погода без дождей и Средиземное море, а те, кто победнее — сюда, на океан.

Океан, он ведь только пахнет морем, но для пляжного отдыха не приспособлен совершенно. Во-первых, постоянное волнение. Во-вторых, холодная и грязновато-мутная вода с плавающими водорослями. В-третьих, приливы. Ты хочешь купаться, а вода ушла на полкилометра. И что? По сырому песку и лужам шлепать к воде? А если прилив, то будешь шлепать те же сотни метров по мелкой воде до глубины. В-четвертых, вонь. Во время отлива обнажаются водоросли, гниют и пахнут. Всякая живность тут же вываливает на обнажившееся дно искать добычу — люди, чайки, крысы. Таких огромных крыс, как в Карнаке, я не видел нигде. Размером с кошку! Они обитают в прибрежных камнях у волнореза.

Франция

Во время отлива по океану можно ходить аки по суху

 

Однако русскому человеку приехать на океан стоит. Для того чтобы увидеть тот самый отлив. Мне 48 лет, и воочию отлив я увидел впервые. Я столько читал о нем с детства! Сначала в «Детской энциклопедии», откуда до сих пор помню картинку с Луной, поднимающей водяные горбы на океанах. Потом в книжках про Робинзона Крузо и в романах Жюля Верна. От слов «прилив» и «отлив» веет всем тем, что так волнует душу — парусами и приключениями, необитаемыми островами и пиратскими кладами. Но кто из нас, равнинных жителей, видел необитаемый остров или настоящий прилив? Мы отдыхаем на обитаемых островах и на морях, где приливов нет. А когда сам наблюдаешь, как на твоих глазах уходит море, это впечатляет и хочется перечитать «Остров сокровищ».

Короче, в Карнак на океан ехать не советую. А вот в Канкаль, тоже стоящий на берегу океана, жестоко рекомендую. Ибо Канкаль — устричная столица Франции. Если в Париже устриц едят в ресторанах с крахмальными скатертями за безумные деньги, то в Канкале их грызут прямо на улице, как семечки, по невероятно низкой, можно сказать бросовой, цене. Устрицы, чтоб вы знали, как охотничья картечь — чем меньше номер, тем крупнее. Так вот, самые большие и самые дорогие устрицы нулевого размера — они больше человеческой кисти! — в Канкале продают по 6 евро за дюжину. Их кладут на большую пластмассовую тарелку, дают пластмассовую вилку и лимончик. А весь морской берег за парапетом в Канкале покрыт толстым слоем пустых устричных раковин: здесь их может позволить себе каждый.

Франция

Устрицы на улицах Канкаля ничего не стоят

 

Французская кухня

Ее не существует. Этим печальным заявлением я мог бы и закончить данную главу, если бы, в силу устоявшейся мифологии об изысканности французской кулинарии, не требовалось некоторых пояснений.

Если хотите нормально поесть во Франции, то есть чтобы у еды был какой-то вкус, ищите национальный ресторан — мексиканский, тайский, турецкий, ливанский… Во всех же прочих французских кафе и ресторанах еда по вкусу напоминает вату — вам приносят нечто безвкусное. И это в лучшем случае. В худшем безвкусное будет еще и малосъедобным.

Собственно, вы и сами могли бы об этом догадаться, друзья мои. Мы прекрасно знаем, что бывают рестораны украинской кухни, японской, индийской, тибетской, китайской, аргентинской, чешской и так далее. Но вы видели где-нибудь французский ресторан? И я не припомню. Это ведь о чем-то говорит, не правда ли? Зайдем с другой стороны… Вот в Чехии, например, огромное количество национальных ресторанов. И в Австрии. И в Китае. А во Франции французских ресторанов нет.

Да и что, собственно, подавать посетителю во французском ресторане? Луковый суп и лягушачьи лапки? Не маловато двух позиций для насыщения меню? Луковый суп и лягушачье мясо — это чисто парижский аттракцион для туристов. Сами же лягушатники лягушек не едят. И луковый суп тоже. Мы проехали по Франции многие сотни километров и нигде, ни в одном месте не видели ни лягушачьих лап, ни лукового супа. Ну не едят этого французы!

А что же они едят?

Картошку фри. Сэндвичи. Длинный батон разрезают вдоль, кладут между половинками листья салата, сыр и ветчину. Этим и питаются. Приедете во Францию, оглянитесь: вокруг вас будет просто невероятное количество бутербродных и сэндвичевых. То невероятное количество вредного дерьма, которое моя мама называла сухомяткой, и которое поглощают французы, больше них едят, наверное, только американцы.

Франция

«В общественном парижском туалете есть надписи на русском языке», — пел Высоцкий. С тех пор ареал русских надписей сильно расширился

 

А еще, зная, что никакой кухни у них нет, французы налегают на иностранную еду — пиццу и «макароны по-флотски» с подливкой, которые хитрые итальянцы окрестили певучим именем «спагетти болоньезе», обеспечив этому примитивному блюду мировую славу. Пиццу во Франции заказывать не советую: поскольку готовить французы не умеют, пицца у них получается пересушенная и пригорелая, но даже такую они едят с удовольствием, потому что все остальное во Франции еще хуже.

Готовить французские повара не в состоянии совершенно! Зато они умеют навести в тарелке красоту. Вот представьте себе такое блюдо, мы его ели в первый вечер… Огромная тарелка. На ней живописно разложены листья салата и прочая несъедобная херня. Края тарелки для красоты обдристаны каплями черного бальзамического уксуса и припорошены корицей. А посредине тарелки в горе зелени стоит… закрытая стеклянная банка с паштетом — прямо из магазина. Предполагается, что клиент ее сам откроет с чпоканьем крышки и покушает из банки паштет. Закусив пересушенной картошкой фри из рядом стоящего блюдечка.

Еще картинка с натуры. Недешевый ресторан. В котором вам в качестве антрекота приносят жилистый кусок мяса с картошкой фри. При этом ни мясо, ни картошка совершенно несоленые. Ноль хлорида натрия! Нет, я помню, что в оправдание дурным хозяйкам у нас существует поговорка «недосол на столе». Мол, не баре, сами посолють. Таким вот небариным вы можете почувствовать себя и во французском ресторане, где будете трусить из солонки соль на мясо и картошку-фри, а когда крупинки соли захрустят на зубах, будете размышлять о том, почему за свои деньги вам приходится выполнять работу повара и в нагрузку терпеть хамоватых французских официантов.

А хамоваты они, потому что чаевые уже законодательно включены в счет и угождать клиенту совершенно необязательно: он и так заплатит. Отчего такое? Оттого, что трудящиеся традиционно социалистической Франции добились великой победы над проклятыми эксплуататорами, которые ходют и ходют по ресторанам, ходют и ходют…

Социализм — страшно разлагающая нравственность штука. И этому просто необходимо посвятить отдельную главку.

Франция

 

Разложенцы

Когда мы были в зоопарке, жена удрученно сказала:

— Больше в зоопарки ходить не буду. Животных жалко. Они тут теряют чувство собственного достоинства. Им швыряют еду прямо перед публикой, и они за ней кидаются. Сексом вон вынуждены заниматься на публике, как эти обезьяны…

— А я думаю, звери никогда не променяют здешний санаторий на полную опасностей жизнь в дикой природе. Тут они живут на всем готовом. Как в тюрьме или при коммунизме.

До степени животных европейцы еще не деградировали. Но разрушительное влияние социализма уже проявляет себя в их типаже и поведении.

А может, я не прав, и социализм был у нас, а во Франции просто социальная защищенность трудящихся?

Нет.

Социальная защищенность — это и есть социализм. Просто разбавленный. Но социализм в любых количествах — яд. Или болезнь. СССР переболел этой болезнью в острой форме и потому окочурился. Европа же вообще и Франция в особенности болеют социализмом в хронической форме. Поэтому покуда еще живы.

С физической точки зрения социализм — это социальная энтропия. Нивелировка финансовых уровней. Уравнивание потенциалов. И, стало быть, болото, застой. Недостаточность экономической потенции. Лишение людей стимула к труду. Что мы и видим на микроскопическом уровне французского трудящегося официанта, в тяжкой борьбе победившего клиента-эксплуататора и обеспечившего себе деньги в карман вне зависимости от результата труда.

Что такое социальная защищенность? Это уверенность в том, что даже если ты лентяй или бездарь, государство обеспечит тебе пристойный уровень существования, не дав подохнуть. Вопрос только в том, за чей счет. Эта уверенность, что все будет хорошо, даже если я не стану жопу рвать в конкурентной борьбе, сильно расхолаживает. И побуждает жить полностью или частично за счет государства. То есть за чужой счет, потому что государство — это просто другие люди. Которые зарабатывают больше, чем ты, и вынуждены отдавать часть своих денег на обслуживание твоей бездарности.

Запомните: социализм лишает общество алертности. Отсутствие тренинга, отсутствие необходимости хитрить, думать, ежеминутно побеждать свою лень неизбежно дебилизирует людей. Природа не терпит излишеств, так у космонавтов в невесомости активно вымывается из костей кальций — организм его выводит, потому что нет нужды бороться с гравитацией. Мышцы атрофируются без тренировок так же, как мозг без нагрузки. И воля.

Франция

Охрана Лувра вполне интернациональная и даже межвидовая

 

Поколение изнеженных, дебилизированных коренных жителей можно наблюдать сегодня в Европе. Гастарбайтеры из Стран Мирового Ужаса не гнушаются никакой работой, поскольку даже говно грести в Европе все равно лучше, чем жить в Странах Мирового Ужаса. А европеец грести говно не пойдет. Он будет спокойно сидеть на социале.

Упомянутые мною изнеженность и рыхлость личности проявляют себя во всем.

— Такое ощущение, что они никуда не спешат, — резюмировала свои наблюдения за подопытными французами моя жена.

Да, французы не москвичи, они не бегают. И порой это откровенно бесит. Узкая дорожка. Идет тетка с коляской. Вдруг остановилась, смотрит куда-то в сторону, всем путь перегородила. Хрен ли ты встала? Жизнь проходит!

А видели бы вы, кого возят французы в колясках! Там может запросто находиться здоровенный кабан лет шести. И с соской во рту! Причем не инвалид, а нормальный ребенок. Просто ему лень ходить. И он привык к соске. Таких детей во Франции масса. Скоро яйца седые, а они все сисю просят… Вот это я и называю искусственным выращиванием дебилов. А когда эти дети пойдут в школу, им начнут давать легкие задания и не будут ставить отметки, чтобы не огорчать ранимую детскую психику. Вот вам второй виток оглупления…

Французские подростки-девочки лет пятнадцати-шестнадцати сидят в коротких шортах на пластмассовых стульях в кафе с совершенно детской непосредственностью так вывернув ноги и задрав колени выше головы, что на восточных гостей из диких стран типа России производят неизгладимо-педофильское впечатление, ибо ноги их длинны, юны и еще не тронуты первым легким касанием смерти — целлюлитом. Полтораста лет назад крестьянки в таком возрасте уже по двое детей имели, а эти до сих пор леденец на палочке сосут.

Не приучены сытые европейцы искать лазейки и короткие пути, изворачиваться, выживать. Когда-то крестьянские дети стремились в вузы, создавая жуткие конкурсы, чтобы вырваться из ада деревни в нормальную жизнь. Сейчас везде жизнь нормальная. Нет стимула жопу рвать. Нет стимула стремиться в горние выси. Им и тут тепло и сыро. Чай, не хуже других, проживем как-нибудь…

Франция

В Сене купаться нельзя. Но огромное количество парижан жара выгоняет на песчаный пляж. «Купаются» тут под душем

 

Обществу для развития все-таки нужны нищета и безработица, как пугало. Нужно горе, чтобы была ощутима радость. Нужны недостатки, чтобы было их преодоление и развитие. Необходима нужда в чем-то, чтобы обострялся и тренировался ум на восполнение и достижение. В странах догоняющего развития, конечно, полно грубости и беззакония, но обратной стороной этого являются алертность, находчивость и предприимчивость.

Вот еще пара-тройка примеров отупления… Входим в Футуроскопе в кинозал. Проходик широкий, но часть его перегорожена стойкой с вытяжной ленточкой. Такие стойки ставят для регулировки очередей в аэропортах. Здесь и сейчас она явно не к месту, поскольку перегораживает проход, оставляя для входа лишь узкую щель. В результате чего перед бутылочным горлышком собралась толпа. Я не оглядываясь огибаю эту толпу, вытаскиваю запорную планку из стойки и просто бросаю на пол эту ленту, которая начинает втягиваться в противоположный столбик. Молча прохожу. И за мной тут же валит толпа довольных французов, радостно смеясь: их восхитила простота решения.

Бесплатный рейсовый автобус, который подвозит людей от автостоянки к аббатству Сен-Мишель. Заходим. Все сидячие места заняты. Только инвалидские свободны. Но инвалидов нет и не будет, потому что автобус уже отправился до следующей конечной остановки. Спрашивается, кто садится на свободные от инвалидов места? Русские, конечно — мы с Галкой. Не пропадать же добру!

Пункт оплаты на платной автостраде. Несколько рядов машин. Кто в каком ряду ехал, тот в тот хвост и пристраивается. Хотя в крайнем правом ряду машин совсем нет. Не работает стойка оплаты? Неизвестно. Но никто не кидается проверять, предпочитая свою синицу гипотетическому журавлю. Кроме вашего покорного слуги. Я, быстро кинув взгляд направо, круто выворачиваю руль и подлетаю к крайней стойке. Она работает. И я улетаю на своем журавле первым, пока все остальные щиплют своих дохлых синиц. Потому что я здесь чужой. Я из другого мира. Из мира, где пока еще идет активная охота на журавлей.

Франция

 

Проверка на дорогах

Знаете, где лучше всего видна французская заторможенность? На шоссе. Я давно заметил: чем больше в стране социализма и, соответственно, угнетения свобод личности, тем деспотичнее правила дорожного движения. Сейчас на автострадах Германии скорость не ограничена. Но кто настаивает там на законодательном введении ограничения скорости? Социалисты… Кто у руля в скандинавских странах, Исландии, Франции? Социалисты. Эти же государства и есть самые жесткие по дорожной полицейщине.

Я во многих странах был. Скоростной режим нарушают везде, поскольку не нарушать его невозможно: международные правила дорожного движения были введены более полувека назад, когда и дороги, и машины были другими, более примитивными и более опасными. С тех пор все качественно изменилось. А запреты полувековой давности остались.

Они давно устарели. Поэтому и в Америке, и в Белоруссии, и на Украине, и в других странах скоростные пределы по факту повышают. Например, в Белоруссии на транзитной трассе не так давно решили поднять предельную скорость со 120 до 140 км/ч. Как говорится, хорошо, но мало. Ограничивать скорость на автостраде вообще никакого смысла не имеет. Поскольку столкновения, как верно заметили белорусские дорожники, предложившие это повышение, происходят не из-за численного значения скорости. И это действительно так! В самом деле, какая разница, на какой скорости разошлись по своим траекториям два объекта — 150 км/ч или 200 км/ч? Да хоть со скоростью света! Опасна не скорость, а пересечение траекторий. Иными словами, абсолютное большинство столкновений происходит только потому, что кто-то кому-то не уступил дорогу. Скорость влияет только на тяжесть последствий. При этом известно, что при столкновении на скоростях свыше 100 км/ч гибель практически гарантирована. Но если конец один и на 120, и на 180 км/ч, зачем ехать медленнее?..

Именно поэтому в Германии на автострадах скорость не ограничивают. А что во Франции? Здесь дороги не хуже, чем в Германии, но во Франции на автостраде запрещено разгоняться свыше 130 км/ч. Возникает резонный вопрос: почему немцу можно, а французу нельзя? Чем француз хуже немца?

Франция

А вот хуже! И я реально видел это на французских дорогах, о чем расскажу чуть позже. Пока же с прискорбием должен отметить, что во Франции большинство водителей соблюдают скоростной режим. Это как надо было забить нацию полицейщиной, чтобы она поникла головой и смирилась с нарушением свобод личности!

Немец может думать головой и самостоятельно выбирать безопасную скорость в зависимости от ситуации на дороге, состояния дорожного полотна, погодных условий, изношенности резины... А за француза все решает плоская круглая жестянка без глаз и мозгов, не могущая думать, не обладающая знанием дорожной обстановки — дорожный знак.

Вот смотрите… Автострада с разделителем между встречными потоками. По две или три полосы в каждом направлении. Сухое полотно. Прямая дорога. Видимость почти до горизонта. В связи с ранним утром на дороге никого. В этих условиях безопасной может быть любая скорость, которую в состоянии технически развить автомобиль. Никого водитель опасности не подвергает. И немец тут разгоняется на всю катушку. А французу запрещено то, что можно немцу. Француз в своих правах на перемещение ущемлен.

Как реагирует свободный человек на необоснованные нарушения его прав? Он бунтует! Он нарушает! Он ищет способы обмануть систему, которая не ставит его ни в грош. Которая по-социалистически уравнивает плохих водителей и хороших, усредняя им разрешенную скорость.

Вот поэтому немцы и завоевали французов во Вторую мировую! Французы тогда быстро сдались, но потом у них хотя бы хватило пороху на жиденькое Сопротивление, которое они сегодня изо всех сил раздувают и возвеличивают, чтобы не стыдно было. Но теперь весь французский порох выдуло теплым ветром сытой жизни, и у галлов не хватает ни смелости, ни душевных сил на Сопротивление.

Впрочем, не у всех. Есть еще во Франции люди с большой буквы!.. Первый день нашего путешествия. Еду из Парижа в Орлеан по автостраде. В левом ряду. Потому что в правом все жуют выделенную им с барского стола скудную пайку — 130 км/ч. Надо сказать, в Европе ездят не как у нас. Там после обгона принято снова уходить в правый ряд. Это удобно. А то у нас в России кто-нибудь выпрется в левый ряд и тошнится там со скоростью в 120, мешая проезду. Приходится садиться ему на бампер, сгонять миганием фар или даже гудками. А в культурной Европе — прелесть: встал в левый ряд и чешешь по нему не сворачивая, потому что никто его надолго не занимает, а обгонять тебя все равно некому.

Или почти некому. Ибо есть, как я уже сказал, еще люди во Франции!.. Бросив короткий взгляд в заднее зеркало, вижу стремительно приближающийся развозной фургон. Этакий микроавтобус без стекол. Ухожу вправо, уступаю ему дорогу, тут же возвращаюсь и сажусь «спонсору» на хвост. Он местный, он знает, где стоят автоматические радары полиции.

Именно такие, как водитель этого фургона, и шли когда-то в Сопротивление. Люди, не довольные Системой притеснения. И сейчас он в Сопротивлении. А все остальные французы — в коллаборации с полицейским режимом. Все они внутренние вишисты. Поэтому поневоле проникаешься уважением к такому редкому человеку, который идет по автостраде со скоростью 170 км/ч! Он пошел против системы и победил! Он дал себе труд запомнить, где стоят полицейские радары и нужно притормозить, а где можно ехать по-человечески, то есть так, как позволяет дорога, а не Старший Брат. Человек думает, он пользуется своими знаниями. А не тупит, как эти жвачные млекопитающие французы, которые, в страхе пригнув голову, плетутся по правому ряду, понимая, что они от рождения не достойны того, чего достойны немцы — права решать самим. Потому что они глупее, неспособнее и хуже.

Франция

К чему же приводит социализм на дорогах? А к тому же, к чему всегда приводит отбор на худших. Если природа творила эволюцию и прогресс путем естественного отбора, отбора на лучших, то облегчение жизни, уменьшение количества сложных задач, естественно, «ухудшает породу». Ну представьте себе для примера, что под демагогические вопли о святости и ценности человеческой жизни, а также ради облегчения условий труда чиновники запретили канатоходцам ходить по канату, выдвинув законодательное требование, чтобы ширина плоскости была не уже ступни. К чему это приведет? К тому, что во Франции не останется канатоходцев. Как практически не осталось хороших водителей.

Те вполне безопасные, с моей точки зрения, русские обгоны и маневры, которые я делал во Франции, вызывали у заторможенных французов шок, тревожное мигание фарами и возмущенное гудение. Такое же неподдельное возмущение вызывает у шестиклассников задача для учеников 10-го класса, данная им учителем на контрольной: «Марьиванна! Мы этого не проходили!!!» Конечно, не проходили. Потому что вы дауны. У вас облегченная программа.

Узкий проселок. По нему тошнится со скоростью 70 км/ч какая-то тупая француженка с мутным взглядом беременной коровы. Тошнится так, как велит знак, хотя здесь вполне безопасно можно разогнаться — ну хотя бы до 90. Еду за ней, будучи не в силах обогнать из-за встречного потока, и думаю: «Ты же местная, от магазина с покупками отъехала. Даже я, человек, который по этой дороге второй раз в жизни едет, успел заметить, что тут нет стационарного радара. Тебе же это знать сам бог велел. Так какого ж хрена ты тупишь на ровном месте?»

Дорожная овечья покорность французов просто поражает. Ведь бороться с гнетом Старшего Брата просто. Купи дорожную карту Франции, там указаны все стационарные радары на всех дорогах. Не можешь, в силу узкого лба и дурацкой системы образования, разобраться в карте? И у вас при этом запрещены антирадары? Тогда купи или закажи из другой страны по почте специальный приборчик с GPS, который хранит в себе базу данных по всем стационарным радарам всей Европы. Причем база постоянно пополняется, и ее можно через интернет обновлять. Приборчик, отслеживая твое перемещение по дороге, будет пищать, предупреждая о радаре. И ты на 90% будешь застрахован от штрафов за превышение, поскольку «ручные» замеры скорости «живой» полицией в Европе — редкость. Это вам не Россия, где менты кровно, личным карманом заинтересованы в нарушениях и потому по всем кустам понатыкали свои ящики.

Но нет! Привыкший к размеренному болотному существованию, к жизни без всяких событий француз не будет Сопротивляться. Ему проще поверить в демагогическую болтовню леваков о том, что ущемление прав граждан идет на пользу самим же гражданам, повышая безопасность на дорогах. Правильно о таких людях сказал Бенджамин Франклин: «Тот, кто готов пожертвовать свободой ради безопасности, не достоин ни свободы, ни безопасности».

Где оно, французское Сопротивление? Сдохло и провоняло пикантным сыром. 

Поскольку вы, мой читатель, наверняка не француз, помимо тех мудрых советов касательно езды по французским дорогам, что я уже дал, сообщу, что превышение скорости до 50 км/ч карается не таким уж большим штрафом — порядка 135 евро. Просто включите пару таких штрафов в бюджет поездки и не заморачивайте себе голову постоянным контролем скорости — это опасно: низкая скорость на автомагистрали вызывает сонливость, а постоянное отвлечение внимания от дороги на спидометр чревато потерей управления!

В утешение же скажу, что во Франции, в отличие от России, можно пить за рулем. Главное, чтобы количество алкоголя в крови не превышало 0,5 промилле или хотя бы 0,8 (за превышение от 0,5 до 0,8 промилле полагается небольшой штрафик). Купите алкотестер и проверяйтесь, поскольку не пить во Франции невозможно — кругом же вино! Кстати, с ноября 2012 года каждый французский водитель будет обязан иметь в автомобиле одноразовый алкотестер, за отсутствие коего выпишут штраф аж в 11 евро…

Ну а если платить не хотите и боитесь, что прокатная контора спишет с вашей карточки деньги на штраф, просто заблокируйте ее по приезде. Я так и сделал. Получите вы с меня не штрафы, а от лысого татарина хер!

Но пасаран!

 

Фото автора

Франция

 

Франция

Деревянная церковь XV века в Онфлёре

 

Франция

Город Тур — место не слишком туристическое. Но и здесь есть на что посмотреть

 

Франция

В Руане огромное количество многоэтажек — это деревянные дома, стоящие тут уже не одну сотню лет

 

Стриптиз природы. Во время отлива океан выглядит как беззубый рот перед установкой протезов

 

Франция

Во время прилива тут снова будет вода, а пока замок можно штурмовать

 

Франция

Витражи во французских храмах — часть туристического аттракциона

Франция


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое