Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Не затыкайте предохранительный клапан. Колонка Александра Никонова

Не затыкайте предохранительный клапан. Колонка Александра Никонова

Тэги:

Тучи сгущаются. Это чувствуется по духоте, установившейся над Русской равниной. Уже фактически сложилась церковная инквизиция, явив собой парадоксальный сплав клерикалов и правоохранителей. Когда-то прокуратура была полна членами КПСС, теперь — воцерковленными солдатами правопорядка. Разницы никакой — дела решаются не по закону, а по идеологическим понятиям. Прокуроры активно используют в своем лексиконе такие слова, как «кощунство» и «святотатство», как раньше бубнили про антисоветчину и литье воды на чьи-то мельницы. Дело за малым — осталось оформить уголовное наказание за богохульство в законодательном порядке. И сия малость не заставила себя ждать — застойные думские недра уже породили подобный законопроект, авторица которого прямо заявила в эфире РСН, что уголовное наказание за «безнравственное поведение» и «разрушение народной нравственности» должно существовать, а на вопрос, что такое нравственность, ничтоже сумняшеся брякнула: в основе нравственности лежат религиозные каноны!

Потом кинулись оголтело защищать детей от вредной информации в интернете, при этом наплевав на основные принципы цивилизованности. Как Остап Бендер, прикрывавшийся малыми детьми ради обмана, наши депутаты сгондобили туземный законопроект, позволяющий без санкции суда, наличие коего (суда) и являет собой в самом ярчайшем виде признак цивилизованного государства, закрывать интернет-ресурсы, которые якобы вредят здоровью детей. В игру не постеснялись даже бросить крапленую карту детской порнографии. А что такое «детская порнография»? Это порнография для детей или порнография с участием детей? Если для детей, сюда можно подтянуть любое порно. Если с участием детей, то как она может повредить детям, если известно, что на сайты с детским порно ходят только взрослые педофилы? А ведь, принимая закон, прикрывались именно защитой интересов детей, сидящих у мониторов!.. 

Следующий шаг закручивания гаек — ликвидация анонимности в интернете, как в Китае. Разговоры об этом идут довольно давно, а в последнее время усилились. Идея реакционеров состоит в том, чтобы прекратить «беспредел и ту безнаказанность», которые царят на просторах рунета, где кто угодно может обозвать кого угодно каким угодно словом. Но зачем «прекращать беспредел»? А чтобы была возможность наказывать людей за слова!

Вообще-то сама мысль о том, что человека можно наказывать за слова — дикость. Это попросту антигуманно, учитывая известную фразу о том, что первым гуманистом в мире был тот, кто обругал соперника вместо того, чтобы ударить. Ругань, брань — более щадящая замена камню и дубинке.

Этологи — специалисты по поведению животных — говорят, что у наименее вооруженных природой видов меньше и вшитых программ, ограничивающих внутривидовую агрессию. Лев льва, волк волка или медведь медведя убивают редко: это хищники, они хорошо вооружены клыками и когтями и потому опасны друг для друга. Чтобы сохранить вид, эволюция выработала инстинктивные программы неприменения оружия против своих. Если в схватке за самку более слабый соперник характерной позой (опускание головы, отведение взгляда, подставление шеи) показывает, что сдается, победитель его не добивает. Это чисто животное, инстинктивное благородство хищника. Которое напрочь отсутствует у нехищников! Последним такие программы не нужны в силу слабой вооруженности, а на лишнее природа не раскошеливается.

Мы не хищники. Ни выраженных клыков, ни когтей у нас нет. Трудно такими ноготками и зубками загрызть соперника. Соответственно, крикливости у приматов много, а агрессия инстинктивно не ограничена и потому беспредельна. Но человек придумал орудия убийства, причем более совершенные, чем смастерила природа. Поэтому пришлось в результате социальной эволюции через культуру эти самые средства ограничения и канализации внутривидового насилия вырабатывать. Так вот, одним из способов такого ограничения стала брань. Лучше обругать, чем убить или изувечить. Это первое.

Раньше, когда порка детей была обычным делом и в семьях, и в школах, никому из подростков и в голову не могло прийти покончить с собой из-за такой малости, как избиение, не говоря уж о дурной оценке

Второе. Если нет выхода для пара, он взрывает котел. Глупые люди типа Минкина этого не понимают и буквально вопиют, требуя запретить агрессивные компьютерные игры и фильмы, которые «пробуждают насилие». А на самом деле не пробуждают, а служат клапаном для безопасного выпуска того пара агрессии, который всегда присутствует у особей нашего вида. И с этой точки зрения ни в коем случае нельзя запрещать рисованную детскую порнографию и детское порно с участием взрослых актрис, наряженных школьницами, как это делают в некоторых странах, опасаясь «пробудить педофильские настроения». Уж лучше пусть больной человек подрочит на картинки, чем, будучи не в силах никак выплеснуть сексуальную энергию, пойдет насиловать живых детей.

Мораль современного общества вовсе не падает, как о том визжат минкины и мизулины, пытаясь ее поднять запретами и шпицрутенами. Она неуклонно растет. Люди вовсе не становятся более агрессивными. Напротив, они становятся менее агрессивными, о чем свидетельствует неумолимая статистика и работы таких исследователей, как Назаретян, Буровский и проч. Они приводят статистику и примеры неуклонного снижения насилия в современном обществе в сравнении с обществом традиционным. Потому и Минкину, и депутатке Мизулиной, которые периодически встают грудью на защиту детей, коих якобы провоцируют на проявление агрессии фильмы со сценами насилия, не мешало бы с научными работами, опровергающими эту ахинею, ознакомиться.

— А вы знаете, на сколько выросло число детских самоубийств?! — могут, праведно блистая глазами, вопросить недалекие, но православные родители. — Не говорит ли это о том, что общество стало злее?

Не говорит. Напротив, говорит о полной изнеженности и перегуманизированности общества.

Вот реальные случаи: ребенок получил двойку и из страха перед наказанием выбросился с 12-го этажа. А другого шалуна родители выпороли ремнем, и он от огорчения и унижения повесился. О чем это говорит? Разве о жестокости общества? Раньше, когда порка детей была обычным делом и в семьях, и в школах, никому из подростков и в голову не могло прийти покончить с собой из-за такой малости, как избиение, не говоря уж о дурной оценке.

Но вернемся к интернету, поскольку он живой инструмент облагораживания общества. Некоторые граждане, изумленные наглостью и агрессивностью интернет-пользователей, позволяющих себе невероятные грубости и безудержное хамство, вопрошают:

— А вот в реале вы бы сказали человеку то же самое в лицо?

В том-то и дело, что не сказали бы! В этом и состоит великая гуманистическая сила удаленности! Анонимность в интернете позволяет беспрепятственно и безнаказанно выплескивать негатив в виртуал, обрушивая его на такие же виртуальные образы других людей и элиминируя тем самым агрессию из мира реального.

Пусть дерутся марионетки (ники и аккаунты), на то эти петрушки и созданы…


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое