Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Сентенция о женщине. Колонка Александра Лаэртского

Сентенция о женщине. Колонка Александра Лаэртского

Тэги:

И женщина, персями солнце затмевая,

Склонилась надо мной, жарою утомленным.

Лососи персей на меня взирают

Глазами темными сосочков аппетитных. 

Итак, женщины, родившиеся в 20-х годах прошлого столетия. Они частично пережили Гражданскую войну со всеми, там, петлюрцами и бендерцами. Жрать им особо тогда было нечего. И лежали они, завернутые в полотняные тряпушки, на полке в нетопленой избе, жадно посасывая ситцевые кульки со жмыхом. Вместо соски. А особо зажиточные могли себе позволить пососать мешочек с овсянкой. Ну и если ряба одичавшая забежит на село, то самые скоростные, выигравшие тендер, могли бульон, там, забацать.

И только, казалось, жизнь стала налаживаться — тут Великая Отечественная. И опять петлюрцы да бендерцы. И опять жрать нечего.

И телочки в свои двадцать вместо дискотек — в окопы раненых таскать, на крыши тушить зажигалки, на завод точить болванки.

Бутылка водки — 800 рублей, и то на черном рынке. А за подбитый «тигр» давали премию — 900 рублей.

Затем послевоенная разруха со всеми вытекающими и, наконец, счастливое хрущевское время, в которое они вошли, когда им было за сорок.

Дальше «застой» и последующий выход на вполне заслуженную пенсию. А на восьмидесятилетие старушкам подарили демократию. Взамен пенсий и квалифицированного медицинского обслуживания. Говорить о прикладном значении женщин, родившихся в 20-е годы прошлого столетия, смысла не имеет. Поскольку их практически не осталось.

Женщины, родившиеся в 40-х годах. Они не воевали, потому что были детьми. Но им тоже от войны перепало. Голод, болезни, вши всякие и пленные немцы. Разруха их тоже зацепила, но в меньшей степени, чем предыдущих фигуранток. Все-таки о детях хоть как-то заботились, там, покармливали. При этом они видели, как тяжко приходится взрослым. Это была такая серьезная, на мой взгляд, школа. И в хрущевскую «оттепель» они вошли, будучи не по годам развитыми, приученными к труду и к обороне. При этом они сохранили способность радоваться этому времени. Ну, сами прикиньте, это ведь на самом деле была их весна! И дальше тоже все шло хорошо. Достойная зарплата, стабильная работа и все такое. Но на пятидесятилетний юбилей им преподнесли подарок! Вы знаете какой. А в пятьдесят лет поздно начинать жить заново. Слишком хорошо было весной. И вполне понятная мне ностальгия в совокупности с памятью о голоде, болезнях, вшах и пленных немцах не позволила им полноценно интегрироваться в современное общество. Как правило, они хорошо подходят на роль любящих бабушек или добрых вахтерш.

Женщины, родившиеся в 60-е годы. Жили как хомячки. Пионерский лагерь, группа продленного дня с сосисками и тушеной капустой.

Комсомольские собрания и турпоходы. Летние трудовые лагеря, распределение, молодая специалистка, конструкторское бюро, авторская песня, «Мастер и Маргарита». Затем — у некоторых особей — Солженицын как ирокез российской демократии. Хотя лично мне кажется, что лучше пластинка Тимати в CD-чейнджере, чем книга Солженицына на полке. И в результате на выходе мы имеем бойких, уверенных в себе телочек, набитых всяким трэшем, которые с наступлением «нового времени» быстро, как им кажется, сориентировались и научились «мыслить по-новому». Они, собственно, и есть тот родник, из которого берет начало бурная и необузданная река. Река всепоглощающего и беспредельного российского непрофессионализма. Мы видим их самодовольные лица в окнах сберкасс. Они руководят какими-то несуразными и бесполезными отделами. Они заведуют многочисленными мебельными салонами, открытыми на деньги мужей. Лишь бы дома под ногами не путалась. Они с серьезным видом малюют картины. Они активно действуют в туристическом бизнесе и, не зная иностранных языков, возят в рекламные туры журналистов. Они знают все. Если вы чего-то не знаете, спросите у них. Только меня не заставляйте!

Женщины восьмидесятого-девяностого года выпуска. Вообще прискорбно. Годятся лишь на роль студенток Академии Экономической Безопасности да на органы.

Женщины 2000 года. Их еще можно спасти. Подумайте об этом!

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №121, 2008


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое