Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Сентенция о смирении. Колонка Александра Лаэртского

Сентенция о смирении. Колонка Александра Лаэртского

Тэги:

– Это не то, что вы думаете! - кричу я бойцам спецназа, размахивая у себя над головой оторванной по плечо женской рукой. 

Если бы не кипеж, я бы сумел! Я бы подобрал слова. Я бы сформулировал. Я бы все объяснил. Желательно, конечно, каждому бойцу персонально. Я приобнял бы бойца за бронебойное плечо и все рассказал бы ему – неторопливо, ровным голосом, таким, каким любят настоящие серьезные поэты с писателями читать свои стихи, а также прозу. Я бы все рассказал. И боец бы понял меня. Посмотрел бы уважительно. Снял бы каску. Расслабленно отставил бы в сторону рычагастый пулемет, устало извлек бы из ранца готовую папироску и по-свойски предложил бы дунуть. Но реальная ситуация такова, что я бегу с этой сраной рукой на ощетинившееся стволами оцепление и, как м…дак, ору лишь одну фразу: «Это не то, что вы думаете!» Причем фраза эта заимствована из какого-то тупого голливудского фильма.

Ну а вот вы, окажись на моем месте, что орали бы? Не стреляйте, я все объясню? Дяденьки, это не я? Я сейчас милицию вызову? Банзай? За Сталина, за родину? Расступитесь, я тороплюсь?

Выпустили ощетинившиеся стволы огненно-дымные вулканчики, и мне в грудь, а также значительно ниже груди сильно заударяло.

Больно, бл…! Я валюсь на почву, раскинув свои руки в стороны. А женская падает у меня над головой в виде шапки пальцастой. Типа, я валяюсь дохлый, но красивый, что твоя многорукая индийская богиня.

Просыпаюсь в поту. О таких просыпаниях очень часто и гораздо виртуознее, нежели я,пишут настоящие писатели. Там,типа: дрожь волной шла по его подкожному сальцу.В общем, для полноты картинки синдромы болезненного пробуждения можете взять из любой книжки и сюда вставить. (Это я для редакции.)

Моя рука сжимает Машкину руку. Машка спит. Рот едва приоткрыт, оттуда слегка посвистывает. Но не вульгарно. Уютно даже.

А ее кот топчется у меня на груди и уже подбирается к «шишке». Блудливое животное. Я его прогнал и тихонько свесил мохнатки со шконки. Нащупал тапки со слонятами, принадлежащие Машке, натянул их, насколько мог, с шовным протреском. Пятки не все уместились. И к шкапу книжному устремился.

Сонник вытащил, читаю: «Если вам приснилась казнь через расстрел, наяву с трудом переживете болезненное состояние».

Бл…! Да я в этом состоянии с рождения самого пребываю! Болезненное Состояние – это,можно сказать, мое настоящее имя с фамилией.

Уперся лбом в холодное стекло Машкиного шкапа. И в прошлое недавнее возвращаюсь.

Смирение – это, пожалуй, самая важная вещь в мире. Вот вчера по пути сюда случился инцидент небольшой.Еду по Яблочкова.

В салоне сипло мурлычут о своих проблемах с законом House Of Pain. За тонированными- зима. Невзрачно, грязно. Люди все какие-то загнобленные идут. На них грязь летит. Многие курят, хотя и так дышать нечем. Поглаживаю рулек. Типа,тактильная разминка перед встречей с Машенькой. И вдруг – оп! Выкатывается справа из двора синяя кастрюля от отечественного автопроизводителя.

То ли «восьмеркой» они ее кличут, то ли «четверкой». Такая несимпатичная конструкция, типа полуфургона, но размером поменьше.

И выкатывается конструкция так уверенно, будто бы нет меня вовсе на белом свете. Будто я насекомое бесправное, для ножной давли рожденное. Будто я говно, а полуфургон – Гагарин!

И целит «Гагарин» мне точно в бок правый холеный. Я баранку влево, а «восьмерка», вместо того чтобы остановиться, еще ускоряется.

Я аварийно на встречку, благо там никого. А представьте себе, если бы там цветы жизни или животное какое почтенное тусовались бы? Дети и животные любят шляться где ни попадя. В общем, исключительно благодаря мастерству моему да реакции отменной ухожу от столкновения брутального. Встаю обратно в свой ряд.

Зырю в зеркало заднего вида и вижу, что «четверка» сзади, какни в чем не бывало, дальше ехать собирается. Ни тебе вежливого мигания аварийкой, ни положенного в таких случаях смиренного замирания на месте в позе подчинения. Вскипает во мне кровь всех народов. Резко давлю на тормоз и выхожу из брички в эту кашу из снега и грязи, сваренную городом. Замирает движение. Кто-то, не разобравшись поначалу, сигналит. Но затем притихает. Все терпеливо ждут. Не ссать, автолюбители, долго вас не задержу! Подлетает высоко вверх левое боковое зеркало «восьмерки». Оно бы, кстати, вообще могло улететь во дворы, например. Но провода не все оторвались. Раньше удар у меня посильнее был. Ну а что вы хотите?

Опустите стекло, выслушайте, что вам сообщат, ПОЛУЧИТЕ В ХАРЧО – и счастливого пути

Годы идут. Образ жизни нездоровый. Бухло, недосып и прочее сказывается. Подхожу к водительской двери нарушителя, чтобы изложить в вежливой форме причину своего недовольства. И тут нарушитель делает вторую ошибку. Никогда, слышите, никогда в подобных ситуациях не пытайтесь выйти из своей колымаги!Просто опустите стекло, выслушайте, что вам сообщат, получите в харчо – и счастливого пути.

А для тех, кто самозаконсервироваться решил в жестянке своей, у меня открывалка имеется. Кореш «Лексус» подарил. Железяка в виде подковы. Ее на пальцы надеваешь, как перчатку горнолыжную, – и тресь в стекло хулигану дорожному! Осколки салютом летят. Прохожих резвят. Звон стоит веселый, беспредельный. Я об открывалке и думать забыл, полагал искренне, что все правила знают в городе этом.

Дверь кастрюли начинает приоткрываться. Я,как положено в таких случаях,собираюсь прикрыть ее навсегда ударом той же ноги.

А вдруг оттуда какой-нибудь Майк Тайсон нарисуется?

Но что-то меня удерживает от этого вполне логичного действия. И это явно не гаишник, сшибающий денежку в пятидесяти метрах с нас, встревоженных сложившейся ситуацией россиян.

Ладно, думаю. Вытащу то, что там сидит, наружу и публично все разъясню. Ну или отлежусь в сугробе на крайний случай.

Из салона высовывается рука. Я за руку эту берусь – и рывком на себя, с шовным протреском да с суставным прохрустом.

И что я вижу? Баба вываливается! Лет сорока. Вся трясется без слез. И бормочет: «Я педали перепутала, простите, дяденька…» Дожил, бл... Уже ровесницы меня дяденькой обзывают! Смотрю на свое отражение в грязных кривых стеклах ее у…бана. Морда моя тупая, здоровенная едва видна. Расплылась вся, как в комнате смеха.

Окна мыть у машины надо чаще, дура! Разглядел бы тебя сразу, не стал бы так запариваться. Грех ведь это – теток на дороге наказывать. Только самые последние уроды без «шишки»или с чрезвычайно маленькой «шишкой» способны теток на дороге обижать.

Даже если тетка чрезвычайно нелепа и опасна для других участников дорожного движения.

Сам зеркальце ее убогое,грязное поднял, внутрь «четверки»закинул. «Осторожнее нужно быть», – ласково пробурчал. Похлопал по плечику съежившемуся, заодно и руку, зеркальцем измазанную, обтер. И уехал.

А на сердце так тяжко, тухло.

Еду, и очень медленно, думаю. А какая,впрочем, разница, кто за каким рулем? Ведь не бывает победителя и проигравшего в таких ситуациях. Неправильно это и стыдно. А был бы я смиренным, просто поехал бы дальше. Рассказал бы Машке, какому риску я подвергся по пути к ней и как великодушно простил нарушителя. Машенька бы на меня еще восхищенней смотрела бы. Типа, каков Рыцарь у меня благороднейший!

Да и педали любой перепутать может. И не только в автомобиле. Куда страшнее,если перепутают, например, в экономике. Или в политике.

Так что крепче за баранку держись,шофер, представляй, что это сиськи твоей Машки, и главное – не волнуйся.

Как говорят у нас в Китае, все проблемы решит Спокойствие.

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №128, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое