Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ. Глобальное потепление закончилось, что дальше?

СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ. Глобальное потепление закончилось, что дальше?

Тэги:

С 22 по 26 июня в Рио-де-Жанейро пройдет Конференция ООН по устойчивому развитию «Рио+20». Это самый представительный международный орган, обсуждающий проблемы глобального развития человечества. Нынешний форум юбилейный — прошло 20 лет с Конференции 1992 года, посвященной экологии. В этом году основными темами для обсуждения станут вопросы устойчивого развития в экономической и социальной сферах, а также в области защиты окружающей среды. Будут подведены итоги развития человечества за прошедшие 20 лет и намечены цели на следующее 20-летие. В преддверии конференции попробую и я подвести итоги глобального развития человечества и кратко рассказать о практических действиях ООН в этом направлении.

 

Пределы роста

1798 год. Священник Томас Мальтус публикует книгу «Опыт о теории народонаселения». Он приходит к выводу, что население Земли растет в геометрической прогрессии, а средства существования — в арифметической. Людей слишком много и численность может быть остановлена только несчастьями (войны, эпидемии, голод). Однако как священник Мальтус был категорически против ограничения рождаемости, он предлагал лишь повысить возраст для замужества девушек и соблюдать нравственное самовоздержание. Уже на заре глобалистики человек столкнулся с неразрешимой проблемой: то, что следует логически из вполне очевидной теории, неприемлемо по нравственным причинам. Это противоречие будет преследовать глобалистику с тех пор и навсегда.

1972 год. Первый доклад Римскому клубу «Пределы роста». Невиданное для того времени моделирование глобального развития на ЭВМ показывает взаимосвязь пяти параметров: рост численности населения Земли (1) и индустриализации (2) резко сдерживает производство продуктов питания (3), происходит истощение природных ресурсов (4) и загрязнение окружающей среды (5). Прогноз: спустя полвека — в 2020 году — человечество ожидает жесточайший кризис. Нам осталось немного, всего восемь лет: не заметил ли кто признаков надвигающегося всемирного голода и тотального дефицита ресурсов?

Естественным выводом из модели Римского клуба стала концепция «нулевого роста», но она была совершенно неприемлема (хотя бы по причине ее невозможности) даже для авторов докладов. Поэтому появилась концепция «органического роста», основанная на идее дифференцированного роста разных областей Земли (углубленной специализации регионов). Эта идея до сих пор остается в основе работ Римского клуба. В то же время всем понятна ее неосуществимость — нет никаких политических возможностей закрепить такую специализацию. Приемлемый ответ по существу на поставленный вопрос так и не найден. 

1980 год. ООН призывает к «развитию без разрушения». Широкую огласку и поддержку на межгосударственном уровне впервые получает концепция устойчивого развития (КУР), хотя она пока и не сформулирована окончательно.

1987 год. Доклад ООН «Наше общее будущее», в котором дано определение устойчивого развития, ставшее классическим: «Развитие, при котором удовлетворение потребностей настоящего времени не подрывает способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности». Здесь же сформулировано триединство КУР — эколого-социально-экономические ограничения на развитие.

1992 год. Первая Конференция ООН по устойчивому развитию в Рио.

перенаселение

Фото: Udit Manektala

 

Пределы устойчивого развития

Чисто экономически КУР предполагает развитие, которое максимизирует доход, но не ведет к истощению совокупного капитала, с помощью которого он производится. Под это есть пара экономических моделей.

Социальная составляющая предполагает развитие при сохранении целостности социокультурных систем, включая сокращение разрушительных конфликтов между людьми.

Экологическая составляющая предполагает сохранение биологических и физических природных систем.

Нетрудно заметить, что КУР — это концепция роста. Не «нулевого» и не «органического». И если слово «рост» заменить на «развитие», то разницы не будет никакой. Отличие УР лишь в том, что максимизируется не текущий рост, а рост в обозримой перспективе (десятилетия).

Более того, КУР снимает все ограничения на рост. В документах Конференции ООН в Рио-92 сформулировано даже «право на развитие». Провозглашена, конечно, решительная борьба со всеми мальтусовскими несчастьями — голодом, болезнями, войнами. Разработана специальная концепция комфортной старости.

Авторы КУР расчищают все преграды для долгосрочного роста человечества — и населения, и экономики.

А как же мальтусовское ограничение средств существования и ограничение Римского клуба по невозобновляемым ресурсам? Их в КУР нет. Они не вписались. Неявно КУР предполагает, что никаких таких ограничений не существует.

Почему же такая важная и, возможно, ключевая часть теории глобалистики оказалась невостребованной? Во-первых потому, что политически приемлемого ответа на эти вопросы не найдено. В самом деле, не может же ООН попустительствовать эпидемиям, голоду и войнам? Как не может и ликвидировать экономическую конкуренцию на мировой арене, ведущую к росту. А во-вторых, все эти вопросы в истории человечества решались как-то сами собой. Может, и дальше решаться так будут...

Ограничение продовольствия? Мальтус даже предположить не мог, что Земля способна прокормить 7 миллиардов человек. 6 миллиардов из них по статистике ООН сегодня вообще не испытывают проблем с голодом. Оставшийся миллиард человек — это не проблема дефицита продовольствия, а экономическая и политическая. За последние 20 лет численность людей выросла на 20%, а производство еды — на 40%. Все решается само по себе.

Ограниченные ресурсы? Да как-то само собой происходит переход на экономные автомобили, воспроизводимые источники энергии, повторное использование сырья и т. п.

Так что некоторые основания исключение из КУР проблематики ограничения ресурсов имеет. Хотя сделано почти подпольно. Сегодня все за КУР. А вот любые конкретные меры часто встречают решительное сопротивление. 

красный крест

Фото: IFRC

 

Неприемлемые последствия

Если включить в КУР идею ограниченности ресурсов, то теория сразу же придет к совершенно неприемлемым для ООН выводам:

1. Необходимость ограничения роста населения, что предполагает сокращение программ охраны здоровья для иждивенцев (стариков и детей), ограничение рождаемости, деградацию пенсионных систем и т. д.

2. Необходимость ограничения экономического роста, что означает сохранение на более длительный период нынешнего уровня жизни при продолжении потребления ограниченных природных ресурсов.

3. И, как апофеоз всего, необходимость ограничения демократии и даже государственного суверенитета в пользу ООН. Так как без этого добиться серьезных ограничений роста населения и бизнеса будет невозможно.

Итак, отказ от прав человека, капитализма и демократии. Эти три пункта — не мои выдумки, а тезисы, доведенные до своего логического конца, нередко озвучиваемые многими авторами, работающими в рамках КУР.

Подобные идеи нередко озвучивают даже государственные деятели. Вот что сказал наш министр иностранных дел Лавров на приеме по случаю православной Пасхи в апреле прошлого года, обращаясь к патриарху РПЦ: «Глобальный финансово-экономический кризис убедительно продемонстрировал невозможность выхода на путь устойчивого развития при опоре на идеи либерального капитализма. Это заставляет в новом свете взглянуть на такие понятия из области морали, как самоограничение и ответственность». Довольно жесткое утверждение, причем произносимое как само собой разумеющееся, не требующее доказательств. Как будто мы живем при социализме и в России не построена система либерального капитализма, но изуродованная монополиями и коррупцией. Лавров призывает отказаться от идей «либерального капитализма» в пользу чего? В пользу «понятия из области морали». Забавная такая новая экономическая система...

Естественно, ООН исключила из КУР саму возможность таких выводов, сделав однозначный выбор в пользу капитализма и демократии. Правда, для этого оказалось необходимо исключить из концепции и идею ограничения роста по ресурсам и продовольствию... Без чего КУР превращается в хромую утку.

перенаселение

Фото: mountaintrekker/flickr.com

 

Приемлемые, но сомнительные действия

ООН не была бы ООН, если бы под новую концепцию не создала целую серию мощных международных инициатив. Особенно выделяются две из них — Монреальский и Киотский протоколы.

Монреальский протокол объявил борьбу за сохранение озонового слоя Земли путем запрета использования фреонов (в аэрозолях, холодильниках и т. п.). Результат оказался столь великолепен, что генсек ООН Кофи Аннан сказал, что Монреальский протокол — «возможно, единственное очень успешное международное соглашение». В самом деле, только успел подойти первый контрольный срок — полный запрет на производство фреонов в развитых странах в 1996 году, — как на следующий год озоновый слой Земли начал расти.

Это так великолепно, что, на мой взгляд, абсолютно невозможно. Ведь производство холодильников просто переместилось в развивающиеся страны, у которых никаких ограничений на использование фреонов не было. Оглушительный успех скорее перечеркивает саму идею Монреальского протокола — антропогенный характер сокращения озонового слоя. Похоже, причины его динамики так и остались непознанными... А самый успешный протокол — обычным проколом...

Киотский протокол. Идея глобального потепления вдруг охватила массы. О ней заговорили везде, даже в телесериалах. Строго антропогенный характер потепления опять-таки не определен. Есть и другие теории неантропогенного происхождения парникового эффекта — от динамики солнечного излучения до выхода из малого ледникового периода XIV–XIXвеков. Многие независимые ученые и политики говорят, что тема глобального потепления «перегрета» и влияние человечества на климат Земли ничтожно, это не наука, а политиканство и спекулятивный бизнес. И величайшее жульничество в истории.

Несмотря на все разговоры, ООН жестко провела свою линию к заключению Киотского протокола 1997 года, обязывающего развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы 6 типов парниковых газов, прежде всего СО2. Первый этап действия протокола приходился на 2008–2012 годы, 38 стран должны были сократить выброс СО2 на 5% по сравнению с 1990 годом. Россия — стабилизировать.

Обороты мирового рынка торговли выбросами СО2 достигли 140 млрд долларов в год.

Но вот печальный результат. Киотский протокол не имел никаких последствий для глобальной эмиссии СО2. На графике, представленном экспертами ООН, видна практически прямая линия роста концентрации СО2 в атмосфере с 1992 года. Вся суета с квотами никак на нем не отразилась. Да и рост очень неспешный — 9% за 20 лет. Возможно, это из-за сокращения площади лесов — особенно в дельте Амазонки — и не имеет никакого отношения к промышленности северного полушария и размерам выбросов...

Сегодня Киотский протокол фактически разваливается. Крупнейший эмитент СО2 США так его и не ратифицировали. Развивающиеся страны, прежде всего Китай и Индия, отказались принимать на себя какие-либо ограничения по выбросам. Канада в 2011 году заявила о выходе из Киотского протокола, посчитав, что тем самым сэкономит 14 млрд долларов бюджетных расходов ежегодно. Россия отказалась участвовать в продлении квот (они заканчиваются в этом году). Похоже, так же поступит Япония и еще некоторые страны. Киотский протокол по факту не оказал никакого влияния на выбросы парниковых газов.

Более того, последнее десятилетие демонстрирует прекращение роста средней температуры на Земле. Это новая тенденция или «пауза»? Эксперты ООН предпочитают даже не задаваться подобными вопросами... Таковы крупнейшие проекты ООН по устойчивому развитию. Интересно, что будет сказано на конференции в Рио по этому поводу?

вырубка лесов Амазонки

Фото: Leonardo F Freitas

 

Развитие концепции УР

Понятно, что исключение идеи об ограниченности ресурсов из КУР произошло из-за политических и нравственных представлений авторов концепции. Но это не так уж неоправданно или даже глупо, как может показаться.

Дело в том, что ответ на ключевой вопрос о росте населения и ограниченности ресурсов есть. Он заключается в наличии сил саморегулирования в устойчивых системах, одной из которых является человечество. Без всяких мальтусовских «несчастий» или каких-то «нравственных самоограничений» происходит демографический переход. Развитые страны пережили невиданный демографический взрыв, связанный с резким сокращением смертности (в результате успехов медицины). Они пришли к резкому сокращению рождаемости и стабилизации, а в некоторых странах (например, в России) — даже к сокращению численности населения. В принципе совершенно ясно, что по этому же пути идут и развивающиеся страны. В конце концов численность населения Земли, несмотря на отсутствие каких-то встречных «несчастий», в недалеком будущем стабилизируется на уровне 11 млрд человек и начнет сокращаться.

Демографы до сих пор спорят, какие именно причины падения рождаемости в развитых странах ключевые, но факт саморегуляции численности человеческой популяции не вызывает сомнений. Это не является общепринятой идеей, но и в части экономики осуществляется то, что я назвал бы «экономическим переходом». Темпы роста развитых стран резко падают. Это происходит из-за сокращения доли инвестиций в ВВП и завышения валютных курсов. И то и другое имеет под собой единую причину — максимизацию потребления сегодня, в том числе за счет будущего роста. Максимизация потребления в свою очередь вызвана именно старением населения развитых стран. Статистика показывает, что переход к «пенсионной», медленной экономике происходит, когда медианный возраст в стране (такой, когда половина населения страны младше его, а половина — старше) приближается к 35–40 годам. Это связано и с развитием демократии, так как политики вынуждены прислушиваться к интересам стареющего населения и обеспечивать им максимальное потребление именно сейчас, а не когда-то в будущем. В результате темп роста развивающихся стран в два-три раза выше, чем развитых, а кризис 2007–2009 годов оказался кризисом именно развитых стран. Происходит выравнивание уровней экономического развития в мире. Без всякого сознательного или принудительного воздействия на процессы. Экономический переход — это проявление сил саморегулирования экономической системы, показатель ее устойчивости.

перенаселение

ООН должна была бы сосредоточиться на исследовании действия именно сил саморегулирования человеческой биологической и экономической систем, создать идеологию, основанную на признании такого саморегулирования и на содействии ему. Тогда концепция УР получила бы второе дыхание и могла бы перестать уходить от неудобных вопросов, имея на них ответ.

Главный недостаток современной КУР — опора на сознательное, принудительное воздействие на устойчивую систему, недоучет сил саморегулирования этой системы. Устойчивое развитие обеспечивается не какими-то волевыми усилиями государств, не голодом или ограничением ресурсов, не самоограничением и «ответственностью», а логикой развития самой экономической системы. Концепция устойчивого развития при таком подходе теряет свой волюнтаризм и политическую ангажированность, возвращается в рамки науки без «запрещенных логических цепочек» и имеет огромный потенциал развития для понимания происходящих в мире процессов.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое