Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Литература /Проза жизни

А в посылке – Яков Блюмкин. Эссе Марии Чемерисской

А в посылке – Яков Блюмкин. Эссе Марии Чемерисской

Тэги:

У моей мамы была подруга – для меня «тетя Ксена». А у нее в свою очередь была тетя – родная сестра ее отца. У тети в свою очередь был муж – Яков Блюмкин. Тот самый, который застрелил посла Германии графа Мирбаха (в 1918 году). Считалось, что это убийство послужило сигналом к восстанию левых эсеров. Ю. Фельштинский (современный историк) отрицает сам факт восстания. Но факт убиения Мирбаха и он не отрицает. 6 июля 2018 года этому событию исполнилось 100 лет.

За это происшествие В.И. Ленину пришлось извиняться по-немецки. Кроме того, семье покойного графа было выплачено солидное пособие. А условия похабного Брестского мира стали еще похабнее. Мир, впрочем, продержался недолго.

Яков Блюмкин был человек заметный. Николай Гумилев писал: «Человек… застреливший императорского посла читал мне мои стихи».

А тетя Ксена вспоминала его по-домашнему. Вот она, тогда маленькая Ксюша, сидит за столом. А вокруг стола бегает тетя, а за ней Яков с двумя револьверами. Булгаковскому генералу Чарноте револьвер, как известно, заменял голову. Ну, а Якову Блюмкину сей предмет, очевидно, заменял все. Ну как без этого договориться женой?

Разумеется, подобная семейная жизнь долго продолжаться не могла. Супруги развелись. Но несчастную женщину продолжали пугать. Друзья пели на мотив известной песенки про тетю Хаю:

«Добрый вечер, тетя Тина

Ой-ей-ей-ей-ей

Вам посылка из Берлина

Ой-ей-ей-ей-ей

А в посылке Яков Блюмкин

Ой-ей-ей-ей-ей!»

 

Появиться он мог действительно откуда угодно. Сперва уехал на Украину, где повоевал с немцами. После революции в Германии и аннулировании Брестского мира вернулся в Москву, вновь стал чекистом и вступил в партию большевиков. Или партия пришла к нему? Затем успел побывать и на Алтае, и в упомянутом Берлине, и в Норвегии (правда, в его рассказах об этой стране фигурировал отель, благополучно сгоревший во время первой мировой войны – неувязка), и в Турции. А вот в Париж до поры до времени как-то не вывернулся.

Во всяком случае, когда туда отправлялся И.Г. Эренбург, Блюмкин просил его поискать Б. Савинкова и спросить его, как тот смотрит на «уход с акта» (т.е. должен ли террорист спасаться – после взрыва или покушения –  или оставаться на месте, дабы публично объявить об идейной подоплеке своих действий). Эренбург несколько удивился. Ведь к тому времени Савинков и Блюмкин были во враждебных лагерях. Блюмкин, по предположению Эренбурга, мог при встрече и убить Савинкова. И вдруг – такой вопрос. Но ведь военные, например, используют опыт противника. А Савинков был в своей области «опытнейшим специалистом». Впрочем, чекисты, как известно, сумели с ним расправиться, не прибегая к помощи Блюмкина.

…Контакты с литераторами Блюмкин поддерживал постоянно. Не всегда они были столь приятельскими, как с Гумилевым или Эренбургом. Известен эпизод, когда О. Мандельштам вырвал у него из рук расстрельные списки и уничтожил их. Тогда поэту это сошло с рук. Попасть могло чекисту – бумаги-то казенные. Но тогда и с ним обошлось. Большие беды пришли к обоим позже.

Ничего удивительного, что вступив в Коммунистическую партию, Яков Блюмкин примкнул к Троцкому. Если уж не сам Лев Давыдович, то теория перманентной революции не могла не импонировать человеку подобного склада. В советское время высказывалось мнение, что и Мирбаха он убил по заданию Троцкого. Мне (и не только мне) это казалось абсурдным.

Я тогда же высказала такую версию – а может быть, Блюмкин действовал по поручению племянника Мирбаха, которого сам же и выдумал? Впрочем, недавно выяснилось, что племянника выдумали, но Отто Мирбах действительно существовал. Он, впрочем, не был австрийским аристократом, а служил в Смольном, еще со времен института благородных девиц, то ил по хозяйственной, то ли по бухгалтерской части. Сообщение о его аресте и послужило формальным предлогом для появления Блюмкина в германском посольстве. Но Троцкий здесь, думается, ни при чем.

А вот во второй половине 20-х годов Блюмкин всерьез связал свою жизнь с троцкистским движением. После высылки Л.Д. Троцкого за границу Яков Блюмкин привез от него письмо (кажется, подлинное), был арестован, судим, многих оговорил. Присужден был к смертной казни. Смеялся, когда объявили приговор. Что это было – бравада? Или он надеялся на что-то?

Во всяком случае, ходили упорные слухи, что его не расстреляли и он еще долго искал шамбалу на Алтае и даже в Гималаях.

Бывшую его жену арестовали, хотя она успела побывать в другом браке. Она дожила до реабилитации и умерла глубокой старухой.

Племянница ее, бывшая маленькая Ксюша, была не столь долговечна, но во всяком случае дожила до тех времен, когда на экранах и сценах стали демонстрировать эпизоды июля 1918 года. Ксения Борисовна находила, что дядя Яков получается не очень похожим. Впрочем, он, как опытный террорист, оставил не очень-то много своих изображений. Недавно, правда, к столетию известных событий, его фотография появилась в печати. Довольно обычный молодой человек с тяжелым взглядом. Но без револьвера.

 


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое